5 апреля 2017 г.

Из истории имен

  
У исторических народов Европы имя издревле составляет принадлежность отдельной личности, но принятие того или иного другого имени и перемена его сделались предметом законодательной регламентации только в новое время.

   В Риме закон признавал полную свободу как в выборе, так и в перемене индивидуальных имен (например, Марс), родовых имен (например, Туллий) и фамилий (например, Цицеро), не говоря уже о прозвищах, лишь бы только цель перемены не была преступная.

   Переделка фамилий и имен на латинский или греческий лад составляла обычное явление в эпохи гуманизма и реформации. Наиболее ранняя и полная законодательная регламентация имен принадлежит Франции, где ордонанс  1555 года выступил против обычая дворянства менять свои родовые фамилии на названия своих поместий (сеньерий), откуда проистекала большая путаница, так как по сеньериям продолжали называться и настоящие, и


все бывшие их владельцы. Кроме того, недворяне получали благодаря приставке "де" возможность выдавать себя за дворян. Против этого обычая продолжали, но безуспешно, бороться и в ХVll веке. В начале революции вместе с уничтожением дворянских титулов предписано гражданам носить только свои фамилии (27 сентября 1791 года). Еще через год, в 1792-м, регистрация актов гражданского состояния была отнята у духовенства, и это оказало большое влияние на ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ  имена, потому что на место имен из святцев выступили самые фантастические названия отвлеченных существ, растений и животных; временно установилась анархия и относительно фамилий, когда в 1793 году дозволено было всякому менять свою фамилию путем простого заявления перед муниципалитетом. Но еще через год начинается реакция против этих крайностей. В 1803 году издан специальный закон (11-21 жерминаля), в силу которого для индивидуальных имен допускаются только имена, встречающиеся в разных календарях и в древней истории.

   Каждое лицо в современных государствах христианской культуры носит определенное имя, которое оно получает при рождении, крещении или внесении в метрические списки. Там, где, как в дореволюционной России, регистрация рождений принадлежала духовенству, имя это бралось из святцев, в других странах - также из Ветхого Завета, из отечественной истории и так далее, без ограничения круга имен законодательством (как во Франции).

   Кроме индивидуального имени каждое лицо могло носить еще родовое имя или фамилию, которое законные дети в силу своего рождения приобретали от отца, а незаконные - от матери. На Западе, например в Германии, фамильные имена составляют прочную принадлежность личности уже в XV веке.

   В России фамильное имя составляло принадлежность только дворянства и высшего купечества. В огромной массе мелкого купеческого, мещанского и крестьянского населения фамилий часто вовсе не было, или им соответствовали случайные прозвища, или роль их играли патронимические  имена или отчества. В этих слоях населения фамилия приобретается продолжительным пользованием или с разрешения сословных (мещанской, ремесленной управы) или административных (казенная палата) учреждений. В среде русского духовенства существовал обычай давать новую фамилию каждому воспитаннику семинарии, вследствие чего родные братья часто носили разные фамилии.

   Имя не есть предмет собственности - ни материальной (имя нельзя продать или заложить, или от него отречься), ни интеллектуальной, потому что носитель имени не может воспретить другому лицу носить то же имя. Не только носители обыденных имен, но даже наследники громких исторических имен не могут предъявить гражданского иска об отнятии тождественного имени у темного и безвестного носителя его. Наследники, например, Шекспира или Пушкина, не могут путем гражданского иска защищать свое право на имя против лица, избравшего то же имя. Но каждый вправе требовать, чтобы не пользовались его именем, чтобы выдавать себя за него.

Ист. "Уральский следопыт" №8

Комментариев нет:

Отправить комментарий